Николай Константинович Левенцев

Училище. Институты.

Фотография. Левенцев

Фотография. Левенцев

Более полувека отдал служению искусству Николай Константинович Левенцев - талантливый живописец и график, мастер жанровых картин, исторических полотен, портретов. Следуя лучшим нравственно - гражданским традициям русской реалистической школы, он сохранил преданность и верность избранному пути в искусстве. В сознании этого художника слились воедино общественный долг и верность искусству. В его работах раскрывается личность его самого как человека, неравнодушного к судьбе России и народа, проявляется его ранимая, поэтическая русская душа, душа человека, ни разу не свернувшего со своего творческого пути, не изменившего своим творческим идеалам. Как для любого настоящего мастера, для Николая Константиновича были неприемлемы непрофессионализм, халтура, полуграмотность, а то и просто неграмотность, выдаваемая за некие «откровения» и открытия. Он был требователен и самокритичен к себе в большей степени, чем к другим, считая, что каждый должен выполнять свои задачи на земле добросовестно и в полную силу.

Человеку творческой профессии знакомо состояние постоянной, непрекращающейся работы: так, художник, даже не стоящий в данный момент перед мольбертом, продолжает «писать» свою картину в голове, улучшая композицию, продумывая наиболее яркие образные ходы, технику исполнения, детали, колорит. Большое влияние на формирование Николая Левенцева как художника оказали великие мастера истории искусства: Рембрандт, Веласкес, Веронезе, а также русские художники Левицкий, Серов, Репин, Суриков и другие. Он получил прекрасное для нашего времени профессиональное образование: Палехское художественное училище имени М. Горького (лаковая миниатюра), Московский полиграфический институт (книжная графика), Московский художественный институт имени В.И. Сурикова (станковая живопись). Все это, вместе взятое, помноженное на природный талант, создало его как художника незаурядного, со своим видением задач изобразительного искусства.

Николай Константинович Левенцев родился 12 апреля 1930 года в шахтерском городе Карабаш Челябинской области, его отец работал на медеплавильном заводе, как и большинство горожан. Их тяжелый и опасный труд был хорошо знаком художнику с детства, а тема нелегкой шахтерской жизни неоднократно возникала впоследствии в его произведениях. В городе было три клуба, в один из которых юный Коля Левенцев ходил помогать своему другу, работавшему художником. Узнав о существовании художественного училища в поселке Палех Ивановской области, они решили вместе поехать туда учиться.

Так в 1945 году, забираясь в переполненные послевоенные вагоны, а чаще просто в тамбуры, четырнадцатилетние мальчишки с Урала добрались до среднерусской глубинки.

В антракте. 1993г.

В антракте. 1993г.

Палех, куда они приехали, известен своим искусством лаковой миниатюры и замечательными художниками. «Селом-академией» называют Палех за его искусство. Когда-то здесь была школа иконописи, но после революции икона стала пользоваться меньшим спросом. Сельские условия жизни заставляли художников-иконописцев заниматься натуральным хозяйством, и тем не менее несколько художников объединились и организовали «Артель», а затем «Товарищество художников», которое стало основой палехской миниатюры; было открыто училище для подготовки художников лаковой миниатюры, в котором преподавали многие из бывших иконописцев. Палехская иконопись имела свои отличительные черты и стиль. В результате слияния живописных манер великих школ древнерусской живописи - новгородской, ярославской, строгановской, московской - возник этот совершенный и очень своеобразный драгоценный сплав. Преподаватели, работавшие в училище, были деликатны, терпеливы и мудры, хотя многие из них были уже заслуженными и известными. Вот в этом удивительном мире и начал свой творческий путь художник Н.К. Левенцев. В училище было много часов рисунка и станковой живописи, а в библиотеке было прекрасное собрание книг по искусству, подаренное М. Горьким, высоко ценившим искусство палехских мастеров. После войны в училище вернулись доучиваться бывшие на войне студенты. Со многими из них Н. Левенцев дружил и потом часто вспоминал их рассказы о тяжелых фронтовых днях. Эти рассказы помогали ему впоследствии при работе над иллюстрациями к книге Н. Панова Боцман с «Тумана» и над живописным полотном о подвиге солдата, закрывшего своим телом пулеметную точку. Уже в училище у Николая определились основные темы его будущего творческого пути — портрет, сюжетно-тематическая и историческая картина. Защитив дипломную работу на «отлично» (тема диплома - Переход Суворова через Альпы), он был призван в армию, после демобилизации переехал в Загорск (Сергиев Посад), где жили несколько выпускников Палехского училища, поступил учиться в Московский полиграфический институт на отделение книжной графики, женился на бывшей однокурснице по Палеху, а через год родилась дочка, которую художник бесконечно любил. Она стала для него главной и, пожалуй, самой любимой натурой. После окончания Полиграфического института на семейном совете решили, что полученного образования недостаточно для профессионального художника, и Николай поступил в Институт имени В. Сурикова, где царила дружественная студенческая обстановка, к тому же там были замечательные преподаватели: В. Артамонов, В. Цыплаков, П. Покаржевский. Дипломной работой Н. Левенцева в институте стала картина «Со смены». Сюжет для нее был «подсмотрен» художником в своем городе, который был железнодорожным узлом. Нередко можно было видеть бригады, обслуживающие составы, - крепких, сильных, красивых людей. В 1964 году работа Николая Левенцева была представлена на выставке дипломных работ в Академии художеств СССР (Ленинград), а затем, в 1966 году, - на Всесоюзной выставке дипломных работ художественных вузов страны (Москва). Эта работа была отмечена грамотами секретариата правления Союза художников СССР и РСФСР. По окончании института Николая Константиновича направили на работу в Загорскую художественно-производственную мастерскую, представлявшую собой большую, крепкую организацию художников, а в 1970 году он стал членом Московского областного Союза художников СССР.

Начало творческого пути. Лениниана.

В коллективе Загорской художественно-производственной мастерской, куда пришел работать Н. Левенцев, сразу поняли, что это талантливый независимый художник со своим пониманием задач искусства. Одни, воспитанные в лучших традициях русского реализма, встретили его как незаурядного художника и своего соратника, другие - недоброжелательно, недолюбливая за мастерство и независимый характер. Надо сказать, что Николай Константинович никогда не подстраивался под чьи-то интересы или манеру письма, ему претило само понятие «мода» применительно к станковому искусству. Он считал, что главное в искусстве - искренность, сопереживание, определенная гражданская позиция и, конечно, мастерство.

Загорск (Сергиев Посад), в котором жил и работал Н. Левенцев, имел богатую событиями историю: именно здесь Сергий Радонежский, основавший город, благословлял на Куликовскую битву русских воинов; здесь оставили свой след польские интервенты при нашествии на Русь (1608-1610); сюда бежал юный Пётр Первый от стрелецкого мятежа. Здесь жили и работали Н. Бердяев, В. Розанов, П. Флоренский, М. Пришвин, посещали Троице-Сергиеву лавру иностранные писатели и деятели. Незабываемая архитектура лавры и близлежащие поселения привлекали и вдохновляли на создание произведений многих писателей, музыкантов, художников - Л. Толстого, И. Тургенева, С. Аксакова, И. Карамзина, М. Пришвина, И. Тургенева, А. Куприна и других. Здесь написал свою акварель «У Троицы» В. Суриков, создал «Автопортрет на фоне Красной башни» Б. Кустодиев, бывали здесь и Ф. Достоевский, М. Нестеров, К. Юон. Сергиевская земля вдохновляла таланты на создание произведении, вошедших в историю мирового искусства.

Еще в начале работы в Загорской художественно-производственной мастерской Н. Левенцев поехал в творческую командировку к себе на родину в Карабаш. Молодой художник решил представить сюжет из жизни шахтеров, которая была знакома ему с детства. В результате появились две серии (живописная и графическая) под общим названием «Шахтеры». Автор наблюдал тяжелый и опасный труд горняков в разных ситуациях: спускался в шахты, на промежуточные станции, в клетки, в забои и везде делал зарисовки, наброски, фотографии. На выставку работы не приняли по причине «негативного изображения художником труда советских шахтеров»! А ведь все в этих холстах было правдой - и ручной труд, и грязь, и усталость. Просто члены выставочного комитета хотели видеть изображение улыбающихся розовощеких крепышей, героев с агитационных плакатов, а не усталых измученных людей, какими горняки были на самом деле. Холст «Шахтеры» приковывает внимание зрителя своей правдивостью, психологическим настроением и тонким цветовым решением. Живописная работа выдержана в теплом колорите: оттенки коричневого, охры, дымчато-серого цветов доминируют в этом полотне. Героев объединяет одна общая черта - задумчивая усталость и, пожалуй, ощущение тишины и какой-то оторванности от всего окружающего мира.

Ленин на субботнике. 1980г

Ленин на субботнике. 1980г

Н. Левенцев всегда интересовался яркими событиями в нашей стране: народные бунты, восстания, Гражданская и Отечественная войны, становление советской власти - эти сложные, неоднозначные, а порой и противоречивые явления не могли не волновать художника. В зоне его внимания были разные жанры: портреты выдающихся людей прошлого и настоящего времени, просто родных, знакомых, коллег-художников, тематические многофигурные композиции. Уже в училище определился нравственно-гражданский путь его искусства. Работая в Загорской художественно-производственной мастерской, Н. Левенцев, как и другие художники, выполнял творческие заказы на темы, продиктованные условиями того времени: «Обсуждение плана ГОЭЛРО», «Есть такая партия!», «Ленин с детьми», «Штаб Октября»,» Ходоки у Ленина», «Ленин с крестьянами», «Ленин на III Съезде комсомола», «Сбор винограда», «Глядя вдаль» и другие. Всякий раз это был новый подход к композиционному, цветовому, образному решению и всегда единое, цельное произведение. Можно по-разному относиться к Советскому государству, к его истории, сложной, неоднозначной, порой жестокой, кровавой и несправедливой, но страна жила, крепла, развивалась, при советской власти выросло не одно поколение людей. Работа над «Ленинианой» — тоже история государства в картинах, требующих от художника много сил, энергии и мастерства. Внимательно и вдумчиво изучая материалы того времени, рисуя эскизы на темы жизни и строительства страны, художник в этих работах, также как и в других, стремился представить те настроения, ту среду, в которой происходили изображаемые события.

Портретная живопись.

Портрет. 1969г

Портрет. 1969г

В 1977 году художник перешел в Дмитровскую мастерскую, так как коллектив дмитровчан был ему ближе по целому ряду творческих и профессиональных вопросов. Стремясь не «увязнуть» в заказных работах, тем более что темы часто повторялись, Н. Левенцев обращается к любимому жанру - портрету. Он пишет девочку-подростка (дочь) в светлом костюме с собачкой у ног. На втором плане — единственный автопортрет художника, написанный без детализации, в самых общих чертах. Именно в это время он начинает писать серию портретов своих коллег-художников, получая от их написания большое удовольствие. В портрете автор старается выразить индивидуальность каждого человека, изображая людей разных возрастов, но чаще всего он пишет портреты дочери, которая всегда рядом. Мастер наблюдает за ее ростом, изменениями внешними и внутренними, рисуя ее в разные годы жизни: «У рояля», «Молодая девушка», «Отдых», «Портрет». И в заказных работах, и в работах творческих художник стремился одинаково ответственно относиться к композиционному, образному и живописному решению своих произведений, раскрыть человеческие характеры, используя изобразительные средства, приемы и манеру письма. Творческой работе мастера помогала и домашняя обстановка, так как вся его семья — жена, дочь, зять - тоже являются художниками.

Примерно в это время Н. Левенцев начинает работать над картиной-портретом «Ф.М. Достоевский». Работал он над этим произведением долго и мучительно, изучал дневники писателя, перечитывал его произведения, размышлял, смотрел, отставлял полотно, снова ставил на мольберт. Ф. Достоевский всегда привлекал художника своим неоднозначным характером. Безусловно, личность мятущегося писателя была созвучна поискам художника понимания и осмысления жизни, страны, характера людей, среди которых жил и работал сам Николай Константинович. Правдиво изображая петербургские «трущобы», раскрывая человеческое достоинство, благородство и душевную чистоту своих героев - обычных маленьких людей, Достоевский наряду с положительными нравственными устоями утверждал также двойственность человеческой натуры, наличие в человеке хорошего и плохого. В 1849 году Достоевского арестовали за связь с Петрашевским, поместили сначала в Петропавловскую крепость, потом в омскую каторжную тюрьму, а затем отправили в Семипалатинск. Сцену заковывания Достоевского в кандалы и изобразил художник, который хотел показать не просто частный случай происходящего, не просто портрет Достоевского, а столкновение двух начал, когда оба героя картины - писатель и его палач - жертвы. Своим произведением художник как бы утверждает, что нередко зло одному человеку делается руками другого человека, часто не свободного в своих поступках: «Обстоятельствами всей почти русской истории народ наш до того был предан разврату, до того был развращаем, соблазняем и постоянно мучим, что еще удивительно, как он дожил, сохранив человеческий образ» (Ф.М. Достоевский. «О любви к народу». Дневник писателя. 1878 г.). Образ Достоевского-правдоискателя, его тяготение к идеалу и невозможность достичь этот идеал по мироощущению очень близок художнику Левенцеву. Неслучайно выбрано место драматической сцены, изображаемой на полотне. Часто литературные герои Достоевского помещены в сырые, мрачные городские кварталы, где живет обездоленная униженная беднота. Композиция картины многофигурна, но на переднем плане двое - осужденный и кузнец-палач, на взаимоотношениях этих героев художник и заостряет внимание зрителя. Углубленный в свои невеселые мысли, сосредоточенно и спокойно стоит писатель, как бы смирившись с неизбежностью предстоящего наказания. Картина запоминается прежде всего драматизмом происходящего и, конечно, профессиональной, технической стороной исполнения: тем, как лепится форма от светлых тонов к полутеням и теням, заканчивающимся в глубине картины, как плотные корпусные мазки на переднем плане переходят в лессировки на дальнем и вот уже в мрачноватой атмосфере подвала вдруг возникает блик во взгляде помощника кузнеца, видны всполохи затухающего пламени жаровни, отблеск огня на приготовленных кандалах. Особенно впечатляет рельефно пролепленное цветотоном лицо писателя. Все вместе это создает целостный образ, особый, тревожный настрой полотна. Картина несет глубокий психологический смысл: заковывает тот, ради кого жертвует собой другой.

Насыщенно эмоционален портрет «Старая женщина». Опущены на колени натруженные руки, чуть склонена набок седая голова, на усталом лице - мудрость, накопленная с годами, и безысходность старости. Художник и здесь направляет взгляд зрителя на самое главное - голову и руки, которые несут основную психологическую нагрузку. Все остальное как бы второстепенно, написано широкими свободными мазками: темный фон, темная одежда. В подобном ключе акцентирования на лице и руках написан портрет «Молодая женщина» (портрет жены художника). На темном фоне в глубине комнаты чуть просматриваются на полке книги, в неброском платье, оживляемом только меховой безрукавкой, в кресле сидит молодая женщина. Все внимание художника сосредоточено на освещенных голове и руках. Голова развернута на зрителя. При внешнем спокойствии взгляд женщины несколько напряжен, вопрошающе тревожен. Широко раскрытые глаза строго, с некоторым внутренним недоверием смотрят на нас. Все подчинено именно этим глазам. В той же манере написан портрет внука: красивый юноша в темном костюме свободно сидит, скрестив пальцы рук на колене. Кудрявая голова повернута на нас почти в фас, спокойный взгляд серых глаз чуть насмешлив, кажется, что с губ сейчас сорвется сдерживаемый смех. Цветовая гамма построена на мягком сочетании светло-охристых, охристых и тонких жемчужно-серых переходов одного цветотона в другой, мастерски передана фактура шелка, золоченого дерева, что создает ощущение мерцающего воздуха.

Несомненная удача художника — «Портрет музыкантши» (А.А. Вишневецкая - учительница по фортепьяно его дочери). Портрет запоминаем и выразителен. В кресле у зимнего окна сидит пожилая женщина. Фигура в платье решена силуэтно, обобщенно. Величественно и горделиво чуть приподнята голова, кажется, что взгляд устремлен куда-то в прошлое. Художнику удалось передать не только внешнее сходство, жесты рук, но и внутреннее состояние. Сидящая у окна женщина погружена в воспоминания о прожитых годах, в которых было и хорошее, и плохое, утраты и потери близких. Эта пожилая женщина - дворянка, многое пережившая, но сохранившая культуру, высокую нравственность, гордость и достоинство. В портрете-картине минимум дополнительных деталей: светлое зимнее окно, затемненный угол небольшой комнаты, зеленые кактусы на подоконнике усиливают впечатление некой обособленности, одиночества, помогают созданию художественного образа, пониманию душевного состояния человека на закате своей жизни.

Н. Левенцев всегда стремился добиться наибольшей выразительности в своих работах, но часто был недоволен результатом. В его голове никогда не прекращалась созидательная работа по совершенствованию своих произведений, писал ли он на холсте или просто сидел перед мольбертом, создавая в воображении будущую картину.

Портрет Машеньки

Портрет Машеньки

В «Портрете Машеньки» мы видим скромную, послушную, юную девушку в длинном платье. Спокойно сложив руки на коленях, она внимательно смотрит на нас. Фигура изображена на светло-сером фоне, тонкое белое полупрозрачное платье и весь портрет создает ощущение легкости, чистоты и покоя. Этому способствует и сама техника написания портрета легкими, воздушными мазками. Покоем и умиротворенностью дышит и другой портрет девушки — «Отдых» (дочь художника). Небольшая по размерам работа запоминается ощущением любви и нежности автора к своей модели. В кресле, немного развернув голову, сидит молодая девушка. Летящие мазки, цветные тени лепят объемную форму, а акварельность письма сообщает всему портрету воздушность и легкость, как будто кисть едва касается холста. Безмятежностью, миром и тишиной веет от этого портрета.

Приступая к работе над картиной или историческим портретом, художник сначала формировал ее в воображении, при этом «переворачивал» массу различного подготовительного материала: читал современников событий, изучал письменные и фотоматериалы, сохранившиеся документы, художественные произведения, относящиеся к заинтересовавшему его периоду, затем выполнял эскизы, наброски. Иногда какие-то уже готовые детали стирал с холста и переделывал; если что-то его не устраивало, без сожаления это уничтожал. И по-настоящему радовался, если у кого-то из коллег-художников видел хорошую работу, зная, как сложен творческий процесс создания.

Как уже говорилось, параллельно с творческими работами Левенцев продолжает писать заказные работы, в частности и на тематику, связанную с образом В.И. Ленина. Для картины «После болезни» позировали отец и мать самого художника. Два уже немолодых человека коротают вечер. Ленин, выздоравливающий после ранения, со спокойно лежащими на коленях руками, слушает жену с легкой улыбкой, с хитроватым прищуром и, очевидно, думает о чем-то светлом и хорошем, судя по выражению лица. На ноги Ленина накинут плед, голова откинута на спинку кресла, книга на коленях — все дышит покоем и такой простой и понятной всем тихой радостью жизни. Рядом жена с незамысловато убранными седыми волосами, в обыкновенной красной кофточке и темном платье, читающая ему вслух газету. Два человека представлены художником не как великие деятели государства, а как самые обычные близкие люди, понимающие друг друга с полуслова, в привычной домашней обстановке. Картина была предложена автором для экспонирования на выставку, посвященную Ленину, но была отклонена выставочным комитетом, так как «не была идеологически выдержана»! Нельзя было показывать вождя со слабостями, присущими обычным людям. Картина «После болезни» написана в теплом колорите и сама излучает удивительное тепло. Немногочисленные детали фона - свеча на освещенном столе, книги, кресла, стакан с ложечкой, брошенное полотенце - вот все, что характеризует быт героев полотна. Работа вся светится изнутри мягким, лучистым светом, и не в последнюю очередь благодаря легкой изящной манере письма, построенной на тонких переходах от света к тени, воздушности, валерах поверх пастозного письма. Чувствуется большая любовь и нежность художника к родителям-натурщикам. Эта теплота чувств передается и героям полотна своим тонким настроением, тактичностью живописной гаммы желтого, красного, серого, коричневого сочетания красок и тонов. При кажущейся простоте композиции картина запоминается, прежде всего, своим образным началом и живописными качествами.

Историческая тематика. Портретная галерея.

В картине «Первая борозда» изображен один из моментов нелегкого крестьянского труда - начало весенней пахоты и связанная с ней радость жизни. Нередко художник использует пейзаж как вспомогательную деталь для раскрытия основного действия. В этой же картине пейзаж дан как равноправное действующее лицо. На фоне прозрачного воздушного неба и пробуждающейся земли молодой мужчина на двух быках прокладывает первую борозду как символ начала новой жизни. Посмотреть на это торжественное событие пришли женщины с детьми, мужчины и подростки. Композиция проста и понятна. Художник распределяет на холсте тональную и цветовую нагрузку так, что представляешь широкие просторы иссиня-голубого неба с небольшими, уходящими к горизонту облаками, желто-коричневую нагретую солнцем землю и четкие фигуры людей в этом безграничном пространстве, группу крестьян на втором плане, о чем-то совещающихся. Теплый колорит всей картины создает радостное жизнеутверждающее праздничное настроение и ощущение важности происходящего. Совсем другое ощущение от картины «Смерть селькора». На горизонте между небом и бескрайним полем из-за лесной гряды видна колокольня, мягкий лирический пейзаж с мирно пасущимися вдалеке овцами, и только неподвижно лежащий на земле человек вносит диссонанс и тревогу в этот мирный пейзаж. Вокруг тела разбросаны сумки, газеты, корреспонденция, рядом с мертвым хозяином топчется лошадь. На фоне спокойного золотистого поля, островков деревьев, церкви на горизонте происшедшее кажется особенно абсурдным и поражает своим трагическим драматизмом. Пейзаж, которого здесь много, написан широко, свободно, разными приемами мазка. Цвет неба, золотистое теплое поле, коричнево-розоватая земля, лежащая на земле темная фигура с всполохами белых пятен рубашки и светлая лошадь - все вместе создает удивительное щемяще-печальное настроение, созвучное настроению природы, единство живописной и образной гармонии.

Тема Великой Отечественной войны оставила глубокие следы в душах людей. Не прошла она и мимо художника Н. Левенцева. Картина «Шаг в бессмертие» изображает подвиг солдата, закрывшего своим телом амбразуру пулеметной точки. Однажды из Средней Азии пришло письмо простой женщины с просьбой увековечить гибель сына, повторившего подвиг А. Матросова и ставшего впоследствии Героем Советского Союза. Как известно, за время войны таких подвигов было не один и не два. Идя на заведомую смерть, воины защищали не просто деревню или город, а всю свою Родину, свою землю и народ. «Шаг в бессмертие» — это не портрет с внешним сходством, а картина о жизни и подвиге солдата на войне. Для художника интересно было создать собирательный художественный образ мужественности, стойкости и жертвенного долга солдата. В то время Родина была для всех одна, ее не делили на части по национальному признаку. Подвиг показан художником в момент сосредоточения всех человеческих и духовных сил на последней минуте жизни. Еще теплится жизнь в теле, еще держит рука оружие, еще слышится последнее дыхание, еще рвется солдат вперед, но запрокинутое лицо уже устремлено к звездам. Вокруг темная ночь, взлетают вдали осветительные ракеты, рядом столб с оборванными проволочными ограждениями. Все внимание художника сосредоточено на фигуре солдата, озаренного смертельным огнем. Это произведение - живописный памятник всем не пришедшим с войны защитникам Родины.

Бельэтаж. 1999г

Бельэтаж. 1999г

Замысел оставить память о художниках-современниках возник у Н. Левенцева почти с самого начала его творческой работы. Одним из первых написанных им портретов был портрет художника Н. Хломова. Это портрет-картина, в котором Левенцев стремился выразить характер человека не только внешним сходством, жестами рук, но и окружающими предметами. Сдержанный, несуетливый человек артистического склада характера, углубленный в себя, со своим видением окружающего мира, Н. Хломов написан художником в рабочей обстановке во время обдумывания очередной творческой работы. Всюду книги, акварель, висящая на серой стене, холсты, подрамники, бумага. В окружении этих предметов, на их фоне, в кресле сидит человек средних лет. Фигура развернута на зрителя, голова дана в профиль. Выразительное одухотворенное лицо, в левой руке сигарета, правая свободно свисает со спинки кресла. Картина с одним действующим лицом в окружении привычных вещей, помогающих автору портрета раскрыть личность портретируемого. Стремясь создать художественный образ Хломова, свое уважительное отношение к нему, сподвижнику в искусстве реализма, автор портрета мастерски создает композиционное, цветовое и образное единство всех компонентов холста. Безупречна техника исполнения, переходы света и тени из одного в другой, блестяще написаны голова и руки героя полотна. Цветовая гамма портрета сдержанна и утонченна по колориту. В 1980-е годы Левенцев много работает над созданием портретов своих коллег-художников из города Дмитрова. В этот период им написан «Портрет художника В.И. Алистратова». Автор при написании этого портрета пользуется разными техническими приемами: уверенный крепкий рисунок, лессировочное письмо головы и рук и более свободное, широкое, пастозное написание одежды, тонкие переходы от света к тени лепят форму всей фигуры. Алистратов изображен этаким «барином», сидящим на диване, в расстегнутом черном пальто, с закинутой ногой на ногу. Весь его облик говорит об амбициозности, требовательности, непростом характере.

Другой портрет - В. Трифонова. На светлом фоне стены и приоткрытой желто-серой двери изображен человек в характерной для него позе, со сцепленными «в замок» руками. Густая каштановая шевелюра на голове, твердый, уверенный, сосредоточенный взгляд. На плечи накинуто темно-синее пальто; белый воротничок рубашки, аккуратно завязанный галстук. Во всем облике художника чувствуется спокойное достоинство человека, твердо стоящего на ногах, уверенного в себе, в своих силах и возможностях. Внимание художника Левенцева, как и всегда в его творчестве, особенно в портретах, сосредоточено на голове и руках. В его работах руки всегда дополняют художественный образ и характер портретируемого. Цветовое решение портрета выдержано в разных оттенках золотисто-охристых, черных, серых цветов. Особо теплое человеческое отношение у автора к героям портретов - художников Е. Шипова и М. Куклева. Оба этих человека были очень симпатичны и близки художнику по мироощущению, отношению к решению задач искусства и по своим нравственно-человеческим качествам. На фоне затемненной стены мастерской четко выделяется силуэт человека в светлом пиджаке со скрещенными на груди руками. Чуть прищурены глаза, герой полотна весь сосредоточен на своих мыслях. Левенцев хорошо знал этого доброжелательного, интеллигентного, мягкого человека как художника, работающего в жанрах сюжетной картины, портрета, пейзажа. В. Шипов - это тонкий лирик. Композиция портрета проста, лаконична, акценты поставлены очень точно - это голова, лицо, глаза. Цветовая гамма выстроена на нюансах, цветотональная раскладка опирается на локальные пятна: светлый пиджак, светлая драпировка на заднем плане, темный фон - вот, собственно, и все. Зритель поневоле обращает взгляд на лицо портретируемого.

Словно в зачарованном лесу, в золотом мерцании опадающей листвы изображен другой художник - М. Куклев. Влюбленный в русские леса и просторы, пейзажист, необычайно тонко чувствующий чудесную музыку природы, стоит он, прислонившись к стволу березы, наклонив поседевшую голову. Написанная очень свободно и без излишних деталей темная одежда с вкраплениями светлых пятен четким силуэтом читается на фоне охристых листьев, и фон этот мягкой дымкой завораживающей красоты тает в глубине холста. Идее Николая Константиновича о создании галереи портретов художников-современников не суждено было осуществиться до конца — не хватило жизни.

Помимо цикла портретов своих коллег, он написал много других. Говоря о портретах, следует отметить прекрасные данные Левенцева-рисовальщика, блестящее владение художником композицией, манерой и приемами живописного письма от лессировок и валеров до корпусности, умелое использование светотеневых эффектов, длительный и серьезный поиск наиболее выразительного образного начала. Все вместе это образует определенный живописный строй и целостное восприятие художественного произведения.

В большой праздник. 1999г

В большой праздник. 1999г

Когда смотришь на портреты, созданные этим талантливым художником, кажется, что он писал их на одном дыхании, с необыкновенной легкостью, не особенно утруждаясь работой, но это не так. Николай Константинович тщательно продумывал с карандашом в руках композиции, подолгу размышлял и только тогда брался за кисть. Чуткий взгляд живописца искал в каждом, кого он пишет, внутреннюю красоту, будь то поворот головы, характерные позы, взгляд, положение рук - все это давало художнику возможность почувствовать настроение и душевное состояние изображаемых. Изменения в характере и внешнем виде он ищет и в портрете «У рояля» (портрет дочери). Полуобернувшись к нам, у черного рояля сидит девушка в красной одежде. Свет, падающий из окна справа, попадает на активное пятно платья в окружении не менее активного локального черного. Интерьер комнаты решен очень свободно, воздушно, в отличие от плотного переднего плана. Сочетание пастозного письма с легкой, перламутровой, «плывущей» прописью лица создает эффект необыкновенной воздушности. Зеркало в глубине интерьера дает дополнительное ощущение пространства. Кажется, что еще не смолкли звуки струн, что девушка еще полна этого волшебства музыки...

Любимый город.

Истории и жизни города Сергиева Посада Н. Левенцев посвятил большую часть своей творческой жизни: писал картины или создавал графические листы. Немало времени и сил посвятил художник исторической теме «Осада и защита Троице-Сергиевой лавры» во время нашествия поляков на Россию в 1608-1610 годы в период Смутного времени. Полно и правдиво описал эти трагические события в истории России Н. Карамзин, посвятивший в труде «История государства Российского» не одну строку Сергиеву Посаду. Он изучал церковные архивы, летописи и труды иностранцев, живших и посещавших Россию в то время. С гневом и болью пишет он о русских перебежчиках из стана защитников веры Христовой и Отечества в стан врага. С большим восхищением и поклонением говорит в своих трудах о смельчаках, не сдавшихся и не пустивших врага в лавру, хотя они умирали от ран, голода, холода, цинги, жажды.

Как известно, поселение, ставшее впоследствии городом, возникло в 30-х годах XIV века. Об этом удивительном месте Павел Флоренский писал, что здесь «... ощутительнее, чем где-то, бьется пульс русской истории». В отличие от многих городов Сергиев Посад строился и развивался не вокруг княжеских кремлей, а вокруг монастыря, основанного преподобным Сергием Радонежским. С жизнью и историей Троице-Сергиевой лавры связано и прошлое, и настоящее города. Уже с XIV века лавра принимала активное участие в политической, экономической и культурной жизни Древней Руси, помогая объединению княжеств вокруг Москвы, ее обороноспособности. Великий князь Дмитрий Донской перед Куликовской битвой приезжал к Сергию за советом и благословением. Особенно заметна роль Троице-Сергиевой лавры в борьбе за укрепление целостности русского государства и его духовно-культурной жизни в период с XII по XVIII век. Эта земля, озаренная светом и духовностью Сергия Радонежского, привлекала многих выдающихся людей в разные времена. Здесь бывали такие исторические личности, как царь Иван Грозный в моменты его метаний, творили Максим Грек — публицист, писатель, переводчик, Авраамий Палицын — автор ряда богословских сочинений и летописей, царь Борис Годунов, Петр I укрывался в стенах монастыря во время бунта стрельцов, возглавляемого царевной Софьей, жена Ивана III Софья Палеолог ходила пешком от Москвы до Сергиевой лавры с молениями о даровании наследника.

В предисловии к «Истории государства Российского» Н. Карамзин пишет: «Одно словолюбие не могло бы дать мне твердости постоянной, долговременной, необходимой в таком деле, если бы не находил я истинного удовольствия в самом труде и не имел надежды быть полезным, то есть сделать российскую историю известнее для многих, даже для строгих моих судей. Мы одно любим, одного желаем, любим: Отечество, желаем ему благоденствия еще более, нежели славы: желаем да не изменится никогда твердое основание нашего величия; да цветет Россия... по крайней мере долго-долго, если на земле нет ничего бессмертного, кроме души человеческой!» Эти слова Карамзина можно полностью отнести к творчеству Н. Левенцева, ко всему его жизнеутверждающему искусству и, в первую очередь, к графической и живописной сериям, посвященным осаде Троице-Сергиевой лавры. После неудавшейся попытки захватить Москву весной 1608 года поляки решили изолировать Москву от других близлежащих городов и поселений. Монастырь-крепость был преградой на пути к Москве с севера и востока. Кроме того, он прельщал интервентов своими богатствами. В стратегическом плане расположение монастыря способствовало удобному сообщению с различными городами и областями, откуда шла помощь: ратные дружины, обозы с казной, вооружением и провизией. В сражениях принимали участие все осажденные. Героическая защита монастыря продолжалась долгих 16 месяцев. Весной косившая людей цинга стала утихать, и хотя защитников в лавре осталось мало, живые готовы были умереть, но не сдаться на милость врага. Каждый продолжал делать свое дело: отбрасывали от стен лестницы с врагом, лили смолу и серу, стреляли, сделав вылазку, отгоняли неприятеля в поле, захватывали оружие и стенобитные орудия и возвращались назад в лавру. Одну из таких атак и изобразил художник на большой живописной картине «Вылазка». Здесь показан момент, когда защитники монастыря с пиками наперевес стремительной и неудержимой лавиной вырываются из ворот монастырского кремля и гонят врага. Необыкновенно выразительны лица и фигуры ближайших к зрителю героев: это и седовласый монах с изможденным лицом, возглавляющий группу и представляющий собой своеобразный композиционный центр, и цыганисто поблескивающий глазом мужик в красной рубахе, и самый ближний к краю картины крестьянин в светлой одежде с упрямо сжатыми губами, и молодые иноки — все они, подобно ощетинившемуся пиками, топорами, бердышами смерчу, несутся вслед убегающему противнику, и, кажется, нет на свете силы, способной остановить их, все объединены одним желанием — отбросить врага! Теме беспримерной стойкости и героизма при обороне Троице-Сергиевой лавры художник посвятил целый ряд живописных полотен и графических листов. Картины «После вылазки», «В камере подошвенного боя», «Оружейники» и другие продолжили изобразительный исторический рассказ о защитниках веры, царя и Отечества. Мастер в емких художественных образах представил тяжелый ратный труд осажденных защитников. Колорит произведений чаще всего представлен в сдержанной охристо-коричневой гамме, темные обобщенные силуэты подчеркивают выразительность лиц, сложность и драматизм момента.

Работы сочетают в себе и широкое письмо, и тщательно проработанные детали. В центре картины «Оружейники» автор изображает три фигуры, наковальню и бочку с водой: идет напряженная серьезная работа по изготовлению и ремонту оружия. С помощью красок художник лепит могучие фигуры мастеров в отблесках дневного света, воздушные «прострелы» и цвето-тональные контрасты создают ощущение мощности, кажется, что слышишь металлический лязг, грохот, чувствуешь жар наковален и разгоряченных работой тел.

Тема защиты лавры требовала от художника знания материала того времени. Он собирал и перечитывал огромное количество различной литературы, проживал мысленно события того времени, удивлялся стойкости, восхищался мужеством, несгибаемостью и твердостью таких защитников, как Шилов и Слота, простых крестьян из села Клементьево, взорвавших подкоп к лавре и погибших при этом. В многофигурных композициях художник доходчиво и выразительно представляет драматизм ситуации, экспрессию, единый порыв служителей церкви, жителей города и ближних деревень в стремлении защищать свою землю и веру. Автору удалось передать в произведениях стойкость и героический подвиг духа в желании победить даже ценою жизни. Он излагал свое понимание того очень непростого, неслучайно названного Смутным времени, используя живописные и технические приемы, великолепное композиционное и образное решение каждой картины, одним словом - все свое мастерство. Произведения, посвященные осаде лавры, заставляют задуматься о жизни страны, о войне вообще, о смысле, цене и ценности жизни...

Теме тяжелого для России времени - осаде Троице-Сергиевой лавры (1608-1610) - Левенцев посвятил, наряду с живописными полотнами, и серию графических листов. Ряд этих работ закуплен Сергиево- Посадским государственным историко-художественным музеем-заповедником. Помимо самостоятельных сюжетов, художник выполнил в масле варианты некоторых графических листов. Такие работы, как «В Успенском соборе», «Осада лавры», «Штурм стены», «Вылазка», «Подъем орудий», «В камере подошвенного боя», «Клементьевская слобода уходит в лавру», «Оружейники», являются образцами мастерского владения техническими приемами письма темперой и тушью. Классически распределена нагрузка от черного до белого цвета через полутона, листы представляют собой цельные композиции с четко расставленными смысловыми акцентами, организованным сюжетно-образным центром; работы необыкновенно богаты тональностями, что позволяет ощущать воздушность, пространство и даже живописность. Несмотря на многофигурность и динамичность, композиции просты и понятны.

С жизнью Сергиева Посада связаны и другие произведения художника: «У лавры», «В большой праздник», «Масленичные катания», «У Надвратной церкви», «С базара», «Приезд к Сергию», «Послевоенный рынок». Часто действия в картинах происходят у монастырских стен. Композиции холстов пространственны и воздушны, пейзажи в них являются равноправными героями, создавая определенный настрой, фон. Выразительные герои на переднем плане как бы приглашают зимним погожим днем пройти по искрящемуся скрипучему снегу по площади вглубь картины к монастырю. Приехавшие на санках, кошевах, возках, пришедшие издалека пешком, почтительно и благоговейно кланяются они изображению святого Сергия перед тем, как войти в обитель. Здесь молодые и пожилые женщины в шубках, мужчины, играющие дети и собаки, лошади, похрустывающие сеном. Работы выполнены в той тонкой, изящной манере письма, когда хочется смотреть и смотреть на полотно и открывать новые удивительные качества живописи художника. Вообще надо отметить необычайное тяготение художника к прошлому времени, к стремлению как можно глубже и внимательнее заглянуть в немного потускневшее зеркало прошлых веков, почувствовать это волшебство ушедшего, этот аромат времени, представить, как это было тогда...

Но, работая над живописными историческими и заказными произведениями, занимаясь графикой, Левенцев не забывал надолго любимый жанр - портрет. Возвращаясь к серии женских портретов, он пишет «Портрет девушки». Перед нами спокойно сидящая в кресле девушка (дочь). На ней светлое длинное платье, на плечи накинута черная шубка, голова повернута влево, полуопущены веки глаз, как будто она внимательно слушает невидимого собеседника. Правая обнаженная рука лежит на подлокотнике кресла, темно-каштановые волосы распущены по плечам. Серебристо-сиреневый фон, тонкая изящная рука в легких мягких тональных переходах от света к тени создают лирический образ романтичной юной девушки. И, наконец, последний живописный портрет, написанный с этой же модели уже в 2004 году. Работа носит лаконичное название «Портрет Елены». Та же модель, только почти через 30 лет после «Портрета девушки». Модель - уже совсем взрослая женщина, художник стал старше, но манера его письма не изменилась, возможно, она стала свободней и уверенней, прибавилось мастерства в технике живописи, более тонкими стали цветовые нюансы, более глубокий и внимательный взгляд в душу натуры. Художник пишет дочь сидящей в сложном повороте в кресле, в темно-зеленом вечернем платье с боа из перьев. Молодая женщина на портрете, сидящая в профиль, немного печальна. Окружающий героиню портрета интерьер одновременно и лаконичен, и очень говорящ: гипсовая фигура на заднем плане, угол рамы картины, уходящая анфилада комнат, причудливая вязь резьбы на золоченом кресле, блик на браслете, спадающее с плеч боа - все это как бы подчеркивает хрупкость, изысканность и артистичность модели. Легко, почти акварельно написаны голова и руки, широко и свободно - одежда. Гармония рисунка и живописного исполнения, композиционное решение и утонченная цветовая гамма создают прекрасный одухотворенный художественный образ. Одновременно он пишет «Портрет молодого человека». Это уже не милый кудрявый мальчик, а вполне сложившийся, повзрослевший и самостоятельный молодой мужчина в темных очках с галстуком-бабочкой, сидящий на диване в свободной, раскованной позе. Мы уже не видим здесь той стремительности в движении модели, той усмешливости и детской припухлости губ, буйного беспорядка шевелюры, которая так и сквозила в более раннем портрете. Перед нами энергичный состоявшийся человек с довольно жестким рисунком рта и подбородка. Художник обращает наше внимание на лицо, на спокойные уверенные руки. Цветовая гамма, против обыкновения, - холодная, серовато-перламутровая, с переходами в откровенно холодные тона. И вновь лаконично художник решает вопросы силуэта - темная фигура, распластанная на светлом фоне, четко читается. Автор использует этот прием как дополнительное средство выразительности.

Продолжая историческую тему нашей родины, мастер создает картину о человеке, оставившем яркий след в истории государства Российского, о котором в народе слагались легенды и песни. Картина «Степан Разин» была закончена в 1999 году. Современная Россия в это время походила на бурлящий котел. Николай Константинович больно переживал период распада и агонии государства. События, связанные с именем Разина, тоже были для России очень непростыми, бурными. Личность атамана необыкновенно интересовала художника. Разин не был революционером в том понимании, которое мы имеем в виду применительно к XIX-XX векам. У Разина и его сподвижников не было ясной политической программы, целей, это был скорее бунт, недовольство. Россию того времени то и дело сотрясали волнения, крестьяне боролись за «лучшего царя». Но в самом движении отсутствовало единство, была раздробленность, оно носило спонтанный, стихийный характер. Разин был схвачен, привезен в Москву и казнен. На картине Н. Левенцева изображена волнующая сцена, когда Разина на деревянной телеге привезли на место казни. Многофигурная композиция, развернутая на фоне кремлевской стены, передает целую гамму человеческих чувств. Здесь представители множества сословий: коленопреклоненный крестьянский мальчик, стоящий перед Разиным, как перед святым, женщина-мать, прижавшая к груди малолетнего сына и старающаяся защитить его от вооруженных стрельцов, купцы, священнослужители, крестьяне, и кажется, что нет на этой площади равнодушного человека - здесь только сочувствующие и только злорадствующие. На телеге, привязанный к кресту из обтесанных бревен, в смертной белой рубахе во весь рост стоит Разин с заломленными назад руками. Спутанные волосы на голове, взгляд устремлен вперед. Художник заполняет холст по принципу противопоставления: кишащей людьми площади с огромным количеством деталей, цветовых акцентов, сложных ракурсов противостоит статичная фигура Разина, которая, подобно огромному утесу, возвышается над этим людским морем. От фигуры на телеге исходит уверенность, твердость и мощь. Зная, какая страшная участь его ждет, Разин спокоен. В ногах у него сидит еще один осужденный на казнь - возможно, младший брат атамана, его сподвижник, лицо которого выражает целую гамму чувств и переживаний. Автор стремился показать, что все происходящее не просто личностное столкновение добра и зла, а утверждение власти одного образа жизни над другим. Художник рассматривает данные события как трагедию народа, несовершенство общества, утверждение господства одних над другими, акт самопожертвования и акт сострадания.

Графика Н. Левенцева также является неотъемлемой частью его творческой жизни, ощущением и пониманием изображаемых сцен и мотивов, диалогом с самим собой. Кажется, что он лично участвует в тех сценах, которые изображает, мастерски используя приемы светотени, сообщая внутреннее движение композиции, наполняя сюжеты то лирической ностальгической грустью, то разухабистой удалью. Несмотря на обилие деталей, они всегда уместны, деликатны, в композициях нет ничего лишнего. Сам художник любил повторять, что «хорошая композиция - это когда ни убавить, ни прибавить». Поэтические образы, созданные художником, обладают тонкой эмоциональной выразительностью, раскрывают состояние души самого автора, его неравнодушие, сопричастность действию в работе. Свой самостоятельный творческий путь Н. Левенцев начал как график, и графика представляет собой не просто большую часть творчества, а яркую, значительную и совершенно самостоятельную область его художественного дарования, где он предстает перед зрителем как незаурядный и талантливый мастер. В работах чаще всего автор использует бумагу, черную тушь, иногда темперу, акварель или смешанную технику. Точный рисунок, динамика композиционного построения, светотеневая лепка - все это создает эмоциональную образность действия. Его первые графические работы - иллюстрации к книге Н. Панова «Боцман с «Тумана»» о войне, о подвиге советских моряков. В том же 1962 году он иллюстрирует повесть А.С. Пушкина Капитанская дочка. К решению графических композиций Левенцев подходит как к живописному произведению, используя многообразие тональностей не только для формирования определенных объемов, но и как красочный строй, так как верно взятые в тональном отношении формообразующие пятна всегда дают ощущение возможного цветового решения данного листа. Иллюстрации в книге дополнены заставками, виньетками, которые еще более обогащают художественный образ всего литературного произведения. Техника исполнения в данном случае - черная тушь. И при таком, казалось бы, скупом в изобразительном отношении материале все герои повести предстают перед зрителем необычайно выразительно, выпукло, ярко: это и хрупкая, нежная, трогательная и одновременно стойкая Маша, и грозный и очень непростой, многослойный по характеру Пугачёв, и вызывающий невольное уважение своей верностью присяге и данному слову юный Гринёв.

После предпринятой в 1960-е годы поездки на родной Урал художник, помимо живописных картин, выполнил несколько графических произведений темперой. Они углубляют и расширяют тему жизни шахтеров, дополняя различными сюжетами своеобразный рассказ об их нелегком труде. Объединенные, как и в живописной серии, общим названием «Шахтеры», каждый из листов имеет свое отдельное название: «Путейцы», «Перекур», «Забойщик», «В клети», «Лесовозы», «На станции» и другие. Все эти композиции живут своей самостоятельной жизнью. Как и в работе над иллюстрациями, мастер использует ограниченную гамму цветов, но это ограничение дает как бы дополнительные средства выразительности. Не в последнюю очередь благодаря такой тональной раскладке создается образ людей, вынужденных проводить большую часть жизни под землей, передается ощущение мрачноватой атмосферы, гнетущей тишины, оторванности от всего остального мира. Это люди-тени, люди-призраки, существующие в своем запредельном, ирреальном мире. В этой серии нет ни одного героя с портретным сходством, да художник и не ставил перед собой такую задачу; здесь мы видим как бы обобщенный образ человека физического труда, того, кого принято называть «солью земли», того, кто должен оставаться человеком даже в таких нечеловеческих условиях. Так же, как и живописную серию, графическую не позволили представить на выставке как «не соответствующую советской действительности».

Европа...

В 1994 году Николай Константинович едет во Францию, посещает музеи, знакомится с шедеврами мирового западного искусства, некоторое время работает в Париже, затем путешествует по Италии, Испании, Венгрии, Австрии и другим странам. В наше «смутное» время, когда растащили, развалили Советский Союз, творческим людям самых разных областей искусства было трудно приспособиться к новым условиям жизни, к требованиям новых заказчиков. Многие художники остались без работы и заказов, без перспектив и надежд. Н. Левенцев не искал заказчиков, они явились к нему сами, основываясь на увиденном на выставках и в каталогах. Большинство этих заказчиков были из Америки, Англии, Австралии, Франции. Современный западный буржуа хотел видеть в своих интерьерах картины на темы балета, театра, охоты, отдыха. Художник написал массу картин по этой тематике: «Загородная прогулка», «Скачки», «В антракте», «Морской круиз», «В репетиционном зале», «Бельэтаж», «Охота на оленя», «Приморская набережная», «Охота с русскими борзыми» и другие. Во Франции выпускались альбомы-каталоги, в которых печатались репродукции с выставок. Почти в каждом из них упоминался Н. Левенцев. В работах этого времени чувствуется более свободное владение кистью, сдержанные и тонкие лессировки в написании лиц и рук и пастозные, широкие, свободные и смелые мазки при написании пачек балерин, одежды. Буйство красок, различное освещение вызывают у зрителя ощущение, будто красивые полевые цветы разбросаны на холсте, объединенные единым действием в пределах картины. Великолепно написанные произведения на темы отдыха, прогулок на морских набережных, сцены охот никого не оставят равнодушным. Действие часто разворачивается в живописном пейзаже. Яркое слепящее солнце, морские брызги, гортанные крики чаек, ветер-хулиган, стремящийся сорвать с дамы шляпку, - все это ощущаешь, глядя на работы «Свежий ветер», «Этрета», «Нормандия». Совсем другое настроение в работе «Охота с русскими борзыми» — необыкновенный простор, освещенный низким осенним солнцем, огромное ясное небо, и на этом фоне группа охотников с очаровательной всадницей на мощном играющем коне в окружении своры борзых, этих королев собачьего мира. От работы так и веет бодрящим холодным чистым воздухом начала осени. Вообще художнику была интересна картина масштабная, монументальная, многоплановая, он с легкостью писал сложнейшие композиции, передавал пространство, неповторимую игру световых пятен.

Дом

Его удивительный дом всегда был открыт для людей, здесь никогда не отказывали в помощи, особенно если в ней нуждались начинающие художники. Дом действительно уникальный: он построен в 1823 году как загородный дом княжон Голицыных, вокруг него частично сохранился старинный парк. За свою долгую жизнь дом переходил из рук в руки, в нем была женская прогимназия, завод по изготовлению гранат, фабрика игрушек, общежитие и многое-многое другое, дом видел бесхозяйственность и безжалостность. Как истинный аристо крат, дом с достоинством переносил все тяготы своей жизни, и наконец они встретились: Дом и Художник. Художник полюбил этот дом всем сердцем, да его и нельзя было не полюбить: даже полуразрушенный дом был прекрасен, выполненный в стиле русского деревянного ампира, с рустованными стенами, с верандой, оформленной портиком. Николай Константинович прожил здесь 44 года, и большая часть его творческой жизни связана с этим домом. Он жил в окружении старинной мебели, книг, холстов и красок, и рядом всегда были любимые и самые близкие люди — его семья. Они были вместе в радости и в горе, они были поддержкой друг другу. Мастер очень любил природу, регулярно обновлял старый парк деревьями, кустарниками и цветами, чаще всего это были розы и сирень, все время что-то ремонтировал в самом доме. И теперь дом стоит такой же прекрасный, каким он был, наверное, когда-то очень давно, и вот уже маленькая смешливая правнучка художника заглядывает в глубину старинного зеркала и видит там что-то свое о и улыбается, лепеча при этом на своем загадочном детском языке. Николай Константинович очень любил литературу, историю, классическую музыку. Несмотря на свой несколько пессимистичный характер, верил в людей и хотел видеть в них только хорошее. Дружбе он был так же верен, как и искусству. Молчаливый, стеснительный, интеллигентный, углубленный в себя в незнакомом чужом обществе, он оживлялся в своей среде, был интересным собеседником, мог без устали говорить об искусстве, переживал, сожалел и возмущался, когда варварски уничтожали памятники истории и культуры.

Оглядываясь на творческий путь этого талантливого мастера и человека, который хотел видеть страну счастливой, а людей красивыми и внешней, и духовной красотой, можно сказать словами тех, кто давал оценку его произведениям: «В творчестве Н. Левенцева, принципе мышления и изобразительной манере выражения раскрывается лиризм его живописи, его личность как человека большого благородства». Он был живым олицетворением идеала художника-гражданина, полнокровным, жизнеутверждающим талантом, в сознании которого неразрывно слились понятия общественного долга и служения искусству, великолепным мастером, у которого был свой собственный путь в искусстве. Он был участником выставок во Франции, Англии, Голландии, Америке, Германии, Испании и, конечно, в России. Зрители писали: «Восхищаюсь Вашим талантом, знанием истории, мастерством владения кистью. Можно долго смотреть на Ваши полотна и мыслить, что хотел и что сумел выразить автор. Это наша история, это наша жизнь, и из нее не вычеркнешь этапы развития. Спасибо Вам, Николай Константинович». После просмотра последней персональной выставки художника в музее-заповеднике в городе Дмитрове ее организаторы назвали Николая Константиновича Левенцева «художником от Бога».

Перепечатано из каталога "Николай Левенцев". Издательство "Белый город".